Антон Толмачев (legart) wrote,
Антон Толмачев
legart

Categories:

История моего увольнения из армии или почему я был уволен 12 мая, а приехал домой 18 июня

Я уверен. что есть очень мало людей, кто бы увольнялся так же как я. Может быть их вообще нет.

Вообще-то призывался я тоже бардачно, но там нас было человек 40 таких: приехавших на сборный пункт утром 07 июля 1985 года, отпущенных по домам до вечера (или до утра?? уже не помню), потом собравшихся повторно и 8 (восемь!!) дней ехавших до Читы на разных поездах. Понятно, что к Чите подъезжала уже изрядно потрёпанная, голодная и немытая банда. Но призыв не так интересен, там все даты совпадают, поэтому я вернусь к увольнению.

12 мая 1987 года, утром меня вызвали из объединённого медпункта (ОМП - обслуживал несколько частей) в штаб нашего 109 Отдельного гвардейского разведывательного батальона. Помощник начальника штаба (ПНШ - отличный офицер, капитан, разведчик, к нам попал из Афгана, где попал на мину, долго лечил свои пяточные кости, стал не строевым, но на штабной работе оставили) объявил, что начштаба майор Скрипник - тоже классный мужик был, хоть и самодур, приказал сегодня отпустить меня домой и отправить 13 мая дембельским спецрейсом (самолёт) из Читы в Екатеринбург. Я радостно сдал военный билет (военник) на оформление и убежал в свой ОМП собирать вещи.

Надо сказать, что вся гражданская одежда, в которой я планировал возвращаться (гражданка) у меня была спрятана на одной из квартир в домах офицерского состава (ДОСы). Там же были фотографии и разные армейские "сувениры", от которых, в связи с наметившимся самолётом, предстояло избавиться. Поезд в Читу уходил ночью, поэтому я планировал вечером, после получения документов на увольнение прогуляться в ДОСы и забрать сумку с одеждой. А пока предстояло пообедать, раздать ненужное молодым, попрощаться со всеми, кого ещё хотелось видеть.

IMG_20150814_152935.jpg

В общем сижу я на завалинке скамейке около входа в ОМП, радуюсь весеннему солнцу и жизни и тут подруливает на своём мотоцикле мой начмедушка, молодой коммунист и старый  лейтенант (именно старый, а не старший - 30 лет и всё ещё лейтенант!) Пирогов. Смотрит он на меня так ласково и говорит: "Что увольняешься?", я ему "Ага! Начштаба уволил!". Он говорит "Ну поехали ко мне в гости домой, пообедаем, с женой попрощаешься.". Я, весь такой расслабленный и почти гражданский, соглашаюсь. Тем более, что это избавляло меня от вечернего похода в ДОСы - пара километров напрямик в одну сторону - за гражданкой.

Сажусь к нему на мотоцикл и мы поехали. А надо сказать, что въезд в ДОСы из городка с казармами был как раз рядом с гауптвахтой. И вот въезжаем мы в ДОCы и на полном ходу заазжаем во двор гауптвахты. Останавливаемся, я спрашиваю "Что случилось?", мой начмедушка мне и говорит "Сейчас тут солдата гляну, подожди пару минут". Заходит в здание и через несколько секунд выбегает оттуда с начальником караула (начкар) и парой солдат, показывает на меня пальцем и говорит: "Вот задержал солдата, говорит, что без документов!".

Сказать, что я офигел - это ничего не сказать. Я просто онемел и ничего не мог сказать, когда на меня направили автоматы и приказали следовать в здание. Только когда мы уже зашли и меня начали обыскивать я начал орать всё, что я думаю и про Пирогова и про гауптвахту, что я уже гражданский человек и что я требую позвонить начальнику штаба майору Скрипнику. А Пирогов - вообще мой начмед. Не знаю, что сказал начкару Пирогов, но меня отправили в камеру временно задержанных (КВЗ).

Многих в армии пугают гауптвахтой ("губой"), но губа, по сравнению с КВЗ - это курорт. Потому что без продовольственного аттестат туда никого не принимают. А значит там кормят. А в КВЗ сидят неизвестно кто и кормить их неположено, да и нечем, т.к. на них продукты не выписывались. Поэтому время содержания в КВЗ было ограниченно тремя сутками.

Вот трое суток я там и просидел. Без нормальной еды. С собой у меня были деньги (не спрашивайте, почему их не нашли при обыске - я всё-таки к тому времени уже дембелем был и что-то понимал в армейских порядках), поэтому, когда меня выводили на работу (нормальная ситуация, да? жрать не дают, а на работы выводят!), то я вместе с караульным шёл в магазин, там покупал еду и сок, мы с ним (а также его автоматом и 60 патронами) заваливались в какие-нибудь кусты и там целый день с перерывом на его обед загорали.

Через трое суток, 15 мая, меня выпустили. Я пришёл в расположение батальона, пообедал, сел думать о своей жизни и  о том, что сделать со всеми, благодаря кому я до сих пор не дома и тут меня опять арестовали! Уже не помню кто и как, потому что последующие 12 дней превратились для меня в День сурка: 3 дня в КВЗ, обед в батальоне, 3 дня в КВЗ обед в батальоне и так до 27 мая. Едиственным искобчением был день, когда в караул на губе заступил наш батальон, тогда они меня нормально кормили.

27 мая, меня прямо с гауптвахты отвели в штаб дивизии, а надо сказать, что я к тому времени утратил связь с остальными нашими дембелями с батальона и думал, что они уже все разъехались по домам. Какое же было моё изумление, когда я увидел во дворе штаба дивизии человек 10 наших дембелей во главе со старшиной разведывательно-десантной роты (РДР) нашего разведбата.

К нам вышел сам начальник штаба дивизии подполковник Антонов и объявил, что мы - главные залётчики дивизии, а потому поступаем к нему в полное распоряжение для дембельского аккорда. Наша задача - построить за 2 недели фонтан (!!!) во сквере перед штабом дивизии. Без проекта, без материалов, без инструментов. Нам выделят технику, какую необходимо, нас никто не будет задерживать и ничего нам не предъявит, но фонтан должен быть.

Слегка офигевшие мы утопали в батальон, где мне выдали военник в котором значилась дата увольнения 12 мая 1985 года. Вечером сели думать и делать проект. Он родился очень быстро: украсть ж/д цистерну (!!!!), отрезать у неё торец, приварить к нему ножки и из него сделать чашу фонтана. Обложить её природным камнем и зацементировать. Посколько насосов тогда не было, водяных счётчиков тоже, то решили, что в центр чаши поставим трубу, украсим её в нашем понимании и просто пустим через неё водопроводную воду.

Но для начала нужно было разметить и спланировать территорию, чем мы и занялись на следующий день, а потом и на следующий день, а потом ещё день. Но поскольку группе захвата, во главе со старшиной РДР, не удавалось украсть ж/д цистерну (ну украсть - это громко сказано, предполагалось найти пустую цистерну в ж/д тупике, подогнать туда машины и спеца с автогеном, прямо на путях отрезать торец, погрузить и увезти - о возмоджности наличия в цистерне бензина и его паров мы не задумывались), а территорию мы уже спланировали, то эта ситуация нам стала надоедать.

А тут 2 июня вдруг пошёл снег. Группа захвата сгоняв в тупик сказала, что цистерн нет, на стройплощадке делать было нечего, но холодно и мы решили устроить себе выходной. А поскольку в казарме мы своим неуставным видом всех раздражали, то решили разбрестись кто куда. Не помню уже как, но в общем я оказался в квартире своего взводного - лейтенанта, он меня там оставил одного и, верх доверия (!!!), дал почитать самиздатовскую "Мастер и Маргарита" Булгакова.

Я полдня пытался почитать этот роман и ничего не получилось. Я потом делал ещё две попытки, но так и не прочитал его.

В общем лежу на диване дома у взводного, мечтаю о гражданской жизни и вдруг стук в дверь - не открываю, делаю вид, что никого нет дома. Тут стук в окно и крики "Антон, тебя срочно вызывают в батальон! Приехал Антонов и приказал собрать всех дембелей, там все построены на плацу!" - это был посыльный солдатик из части. В общем мы с ним рванули на место, прибегаю и вижу картину: наши дембеля в общевойсковом защитном комплекте (ОЗК) бегают по плацу.

ОЗК - общевойсковой защитный комплект

Мне поясняют ситуацию, что мол Антонов увидел, что нас нет на объекте, лично приехал в расположение батальона, всех построил и приказал собрать всех нас, которые в очередной раз залетели. А когда соберёмся, то бегать в ОЗК по плацу.

Я, до этого дня, НИ РАЗУ в армии не бегал в ОЗК - бог миловал. Почему миловал? Потому что это ад. Почти герметичный резиновый костюм и противогаз приводят в тому, что уже через 5 минут бега внутри сыро от твоего пота, при этом жарко и температура только увеличивается. А ты к тому же не можешь нормально дышать через противогаз.

Сам начштаба дивизии Антонов сидел у окна в штабе батальона, пил чай и смотрел как парни бегают. Меня же три человека по быстрому обрядили в ОЗК и я тоже отправился на плац бегать. Впрочем, через 5 моих кругов (около 1,5 км) Антонов вышел, остановил нас и сообщил, что 1) Мы есть *****, ***** и ***** тоже. 2) Он нас снимает со строительства фонтана (что вызвало внутренний вздох облегчения, т.к. перспективы с ж/д цистерной были более чем туманные) 3) с завтрашнего дня мы строим плац около штаба дивизии.

А вот тут вот вы должны себе представить степень бардака в Советской Армии: перед нашими казармами был асфльтированный плац 100х50 метров, а перед штабом дивизии была небольшая "пашня". И после построения там, сапоги штабных офицеров выглядели так, как будто они только что из окопов.

Плац нам предстояло построить небольшой: 25х15 метров (посмотрел в Гугл.Земля - там до сих пор видны его остатки). Но асфальтобетонного завода поблизости не было. Было только немного цемента, много песка (в карьере), кран, панелевозы, несколько самосвалов. И панельный забор как вокруг дивизии в целом, так и вокруг объектов, которые формально не относились к дивизии, но относились к Министерству обороны. Вот с этих-то объектов нам и дали "воззможность" забрать плиты для плаца. Ну т.е. командование было не против, но если что - оно нас не знало.

Мы сразу разделились на 2 бригады: добытчики плит и устроители основания. Я возглавил ту бригаду, которая готовила основание. Бульдозера не было, были лопаты. Вот ими то мы и спланировали за день почти 400 метров квадратных площадки, изрытой военной техникой и сапогами штабных. Следующим шагом стало создание песчаной подушки. Самосвалы парни грузили на карьере, лопатами. Я с напарником раскидывал песок на будущем плацу. Десантники ночами свозили плиты к стройплощадке, днём спали, а в перерывах рассказывали откуда и сколько плит они вывезли. Самая увлекательная часть в их рассказах была КАК они вывозили. Но об этом я писать не буду, при должном уровне фантазии догадаетесь сами: даже с учётом их преувеличений досталось тогда всё-равно многим.

Процесс погрузки песка шёл долго и тяжело. БОльшую часть времени мы с напарником сидели на будущем плацу в ожидании очередного самосвала и я понял что нужно что-то менять, иначе домой мы не уедем ещё долго. Отправился с очередным самосвалом в карьер. Приехал туда и увидел такую картину: все стены карьера сточены солдатами (не только нами) на высоту 2-х метров, а выше нависает "карниз". При этом. когда они грузят, то кидают вверх. Хотя логичнее подгонять самосвалы под карнизы и сбрасывать песок вниз в кузов. Так родилось отличное управленческое решение: самосвал подогнали вниз и я поставил рекорд по его загрузке: 7 (СЕМЬ!!!) секунд одной лопатой. Просто я выбрал место, где можно было несколько раз тюкнув лопатой обрушить в самосвал весь карниз и это получилось! Как я сам не загремел вниз с массой песка - это тайна и для меня тоже, но после этого на загрузку самосвала стало уходить 1,5-2 минуты реального времени!

Т.о. ещё за три-четыре дня мы сделали песчаную подушку и приступили к укладке плит. Плиты клали те-же, кто их привозил, т.е. десантники во главе со своим старшиной. У них там уже бригада нормальная сформировалась. Я же, поскольку у меня было боевой опыт из учебки по замешиванию неограниченного количества раствора и бетона со своей бригадой занялся заливкой щелей между плитами и сколов.

На укладку плит и заделку щелей тоже ушло дня три. Антонов наблюдал за нами из окна штаба дивизии и когда дело шло к концу вышел и сказал: "Надо бы ещё деревья посадить!" и указал место между забором и плацем (их кстати видно на космоснимках - плац южнее между штабом и узлом связи, а наша аллея - то полоска деревьев идущая с северо-запада на юго-восток ). Пришлось отправлять народ за саженцами. В общем садили саженцы, подметали плац и готовили его к сдаче мы в ночь с 13 на 14 июня. Утром 14 июня мы сидели на плитах, всходило солнце и эту картинка стоит у меня перед глазами: грязные, худые, с каким-то диким блеском в глазах, в порванной форме и обуви (у меня у одного сапога уже оторвалась подошва и я привязывал её верёвкой - дембелям было "западло" менять порванное на новое) мы сидели на бордюре и ждали начштаба дивизии подполковника Антнонова. Он приехал, походил по плацу, посмотрел на нас, достал клочок бумаги и написал на нём карандашом: "Уволить ХХ разведчиков. Сегодня!" (ХХ - я не помню точно сколько нас было, 10-13 человек) и подпись. С этой бумажкой мы и явились в штаб батальона.

Там естественно позвонили для проверки в штаб дивизии, там их отматерили как следует, после чего процесс подготовки документов завертелся, но наши приключения ещё не закончились.

Поезд уходил в около часу ночи и нам приказали собраться с вещами в 22:00 для получения документов. Я сходил на квартиру за вещами, помылся, оделся во всё новое гражданское и стал ждать.

И в 22:00 началось.... "Построится! Перед покиданием расположения части предъявить вещи для досмотра!" Изымали всё. Все фотографии "Тут образцы секретной техники! Тут ты своим видом позоришь Советскую Армию!", оставили только из учебки. У кого были дембельские альбомы (я не увлекался этим) - рвали, кто расшил себе парадку на дембель - заставляли расшивать. В общем когда это закончилось, на народ было жалко смотреть. Но хорошо хоть молодые не видели дембелей в таком виде.

Дело в том, что весь батальон уже выехал в летний учебный лагерь разведчиков, нормальные офицеры тоже были там, а оставшиеся штабные, во главе с новым комбатом, решили выслужиться перед Антоновым. И видимо приказ был сверху. Т.к. документы нам выдали только за 20 минут до ухода поезда, а до станции - 1,5 км. Ночь. Ничего не видно. Мы бежали, а за нами ехали на УАЗике штабные и освещали нам дорогу. Правда когда мы прибежали на станцию и увидели, что она оцеплена комендатскими патрулями, то стало ясно, что люди в УАЗике ещё и следили, чтобы мы в полном составе добежали до станции и никто не "потерялся".

По быстрому купили билеты, нас проводили до вагона, мы в него запрыгнули, а уже на следующей станции Мирная примерно половина выпрыгнула обратно, чтобы вернуться в Безречную и доделать недоделанные дела. Несколько человек решили вернуться, чтобы "урыть этих козлов", хотя мы советовали им плюнуть и забыть.

Я же никуда возвращаться не хотел, т.к. у меня 20 июня был День рождения и я был твёрдо настроен встретить его дома.

Приехав в Читу на ж/д вокзал я понял, что вполне возможно моей мечте о Дне рождения дома сбыться и не суждено. Билетов в западном направлении не было. Совсем. Ни в воинской кассе, ни по брони, никак. Оставалось только ждать. И тут мне повезло. Я стоял в кассу вместе с бурятским цирком. Им было нужно много билетов. Почему стояли артисты, а не администратор - я не знаю. Знаю только, что когда кассир крикнула "Есть один на Пекин-Москва в купе!" я закричал "Мне!", а артисты, с которыми я уже успел пообщаться, подняли меня в воздух, над своими головами перенесли из середины очереди вперёд и поставили уже у кассы.

Естественно, моего проездного требования, рассчитанного на путешествие в общем вагоне не хватило, но деньги у меня были и я доплатил раза в три больше, чем было в требовании. И вот вечером 14 июня я уехал из Читы, а спустя 75 часов, 18 июня я вышел в Перми. Но не на станции Пермь-2. А на Бахаревке. Хотя у поезда там не было остановки. А я договорился с проводницей, она открыла мне дверь и я просто вышел.

Кроме военника у меня ещё были документы, по которым я потом вставал на учёт в военкомат. В них значилось, что я уехал из части 14 мюня, поэтому никаких санкций ко мне не применили.

P.S. Наверное вас мучает вопрос: за что же лейтенант Пирогов так по скотски поступил со мной? Всё очень просто: в этом ОМП несколько лет не вели истории болезней. Вообще. И вот должна была нагрянуть проверка. А лекарств было списано немерянно. Даже эфир у нас завозили в ОМП и никто не знает, куда он девался. В общем в начале апреля мне была поставлена задача написать за неделю 2,5 тысячи историй болезней. За это я до дембеля больше бы в роте не кантовался, а отдыхал в ОМП. Процес я организовал так: вокруг меня сидело 5 человек, я диктовал, а они писали. Абсолютно всё одинаково, но разным людям. Истории были тонкие, это ОМП, а не медсанбат или госпиталь. Тут в стационаре только с лёгкими простудами должны были лежать. За неделю я поспал пару раз. Но около 2-х тысяч историй мы написали. Но что-то проверяющим не понравилось. А Пирогов решил, что я его специально подставил  и что-то в историях не так писал (хотя какой с меня, внештатного саниинструктора спрос, при наличии 2-х штатных? Я тогда только первый курс мединститута закончил!). И он мне это в глаза не высказал, а просто выждал момент и сдал меня.



Tags: Как я в служил в Советской Армии
Subscribe

promo legart october 18, 2017 09:00 15
Buy for 40 tokens
Всё очень просто: переходите вот по этой ссылке на сервис "Google Найти устройство" и вы не только увидите его на карте, но и сможете позвонить на него и даже стереть все данные и заблокировать! Чтобы репостнуть - нажмите кнопки ниже! Legart
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 45 comments